КНИГИ ПОЧТОЙ КНИГИКОБ.РФ

Посетите наш интернет-магазин

Внимание посетителей сайта

Официальным сайтом «Курсом Правды и Единения» является сайт kpe.ru

Контактная информация

  8(906)736-94-16
  mera@kpe.ru
Информационно-аналитическая служба КПЕ
analitika@kpe.ru

 

КПЕ вКонтакте - Курсом правды и единения КПЕ Фейсбук - Курсом правды и единения КПЕ Приложение для Android

Концепция Общественной Безопасности
Текущие теоретические и аналитические работы ВП СССР смотрите на сайте

Партнеры

КПЕ Беларусь

КПЕ Вконтакте

КПЕ Вконтакте

Южная Ювента

Отправь SMS своим друзьям:
«Узнай правду! Зайди на kpe.ru
Перешли этот текст всем своим знакомым.

Подписка на рассылку

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы всегда быть в курсе обновлений информации на сайте.

рассылки subscribe.ru
страница рассылки


ЧТО ТАКОЕ ЛИБЕРАЛИЗМ

Просмотров: 168

 E-mail

На очередном еженедельном пикете из бесед с тагильчанами стало ясно, что никто толком не понимает что такое либерализм, в чём его ущербность и почему его мораль чужда нам. Патриотически настроенным гражданам ясно, что либерализм — это «гей-парады» и извращенцы, это — нищета трудящихся, это — когда «человек — человеку волк» и т. п. С другой стороны, те, кто причисляет себя к либералам делают основной акцент на «свободе без ограничений», хотя вряд ли понимают что такое свобода.

Понимание сути либерализма не только поможет повысить эрудированность и позволит блеснуть знаниями на вечеринке, такое понимание прежде всего даст возможность разгадать логику действий «наших партнёров» из либеральной Европы и Америки, их движущие мотивы, как в личностных отношениях, так и на уровне неправительственных организаций и государств, а также осознанно сказать НЕТ либерализму в России.

С позиций либеральных воззрений, некогда сформированных протестантизмом, благосостояние личности и семьи обусловлено исключительно их трудом. И это касается, как представителей предпринимательского сообщества, так и тех, кто предпринимателем не является и трудится по найму. При этом предприниматель, организовав предприятие, предоставив на нём рабочие места и заработную плату более или менее широкому кругу людей, является работодателем, и на основании этого — его безальтернативно представляют благодетелем по отношению ко всем наёмным работникам своего предприятия, поскольку, если бы он не создал рабочих мест, то все они оказались бы без средств к существованию в исторически сложившихся в обществе обстоятельствах жизни каждого из них.

Соответственно таким воззрениям, если все будут добросовестно трудиться (кто — как предприниматель, кто — по найму), то общество будет благоденствовать. Если кто-то не находит себе места в этой системе ни в качестве предпринимателя, ни в качестве востребованного наёмного работника, то виноват исключительно он сам, поскольку система основывается на свободе предпринимательской инициативы, единственно ограничиваемой принципом «что не запрещено законом — то разрешено» и на праве тех, кто не способен стать предпринимателем, предложить свой трудовой потенциал предпренимателям.

«И почему общество тружеников — предпринимателей, наёмных рабочих, государственных служащих и носителей свободных профессий — должно содержать лентяев, винящих во всех своих бедах и несчастьях других, но не желающих работать и домогающихся социальных пособий у благотворителей и государства? Почему общество должно ограничивать предпринимательскую инициативу и возлагать бремя содержания этих паразитов, прежде всего, на предпринимателей? Это было бы несправедливостью по отношению ко всем этим труженикам и насаждением тирании, подавлением личных свобод и демократии, под предлогом ликвидации — несуществующей!!! — «эксплуатации человека человеком». Это — очень плохо. У всякого тирана свои отговорки: у Сталина — искоренение «эксплуатации человека человеком», у Гитлера — «евреи как мировое зло», и потому никакой разницы между СССР и фашистскими диктатурами нет».

В чём-то подобном убеждены многие: таковы последствия их собственного бездумного верхоглядства, воздействия СМИ и системы образования на миропонимание людей.

С такого рода аргументацией, может быть, Свыше было бы позволено и согласиться, если бы человек рождался в полноте своих качеств (как комар вылупляется из личинки полноценным комаром) и не нуждался бы в воспитании и образовании, которые должны быть содержательно таким, чтобы обеспечить освоение его врождённого потенциала развития в полной мере, на основе которого он бы действовал в дальнейшей жизни.

(О выведении «служебных» людей, уже готовых к проф. деятельности, вроде комаров, а по сути — биоавтоматов с ограниченным самосознанием см. выступление директора «Курчатовского института» М. В. Ковальчука на Совете Федерации 30.09.2015,
http://trv-science.ru/2015/10/08/vystuplenie-mikhaila-kovalchuka-v-sf/ )

Но не всякое воспитание и образование способно решить эту задачу — становления человека человеком путём полного освоения врождённого потенциала развития и наращивания этого потенциала в преемственности поколений.

И это имеет следствия, определяющие и характер воспроизводства населения, и качество жизни обществ и человечества в целом, включая и порождение государственности и взаимоотношения государственности и остального общества.

Следствия же эти таковы, что эксплуатация «человека человеком» может осуществляться способами, отличными от беззастенчиво обнаженного рабовладения и неравноправия представителей разных каст и сословий в сословно-кастовом обществе (в частности, в феодальном). Но это всё лежит вне системы воззрений либерализма на жизнь общества и вне её представлений об экономическом обеспечении благоденствия общества в целом и каждого из его членов.

Главная ошибка интеллектуального процесса, породившего идеологию буржуазного либерализма, — в том, что в нём игнорируется процесс личностного развития, начиная от предыстории зачатия до вступления во взрослость, а начинается он с рассмотрения общества взрослых людейпосле того, как их сформировала толпо-«элитарная» культура и когда многое в людях уже́ невозможно изменить.

Вторая ошибка в том, что игнорируется предыстория общества, которая продолжает оказывать своё воздействие на его жизнь.

Из этих обстоятельств проистекают все умолчания, которые делают жизненно несостоятельными практически все оглашения либерализма, и прежде всего — его декларации о равных возможностях, свободе и правах человека, обращая их в политиканскую демагогию, покрывающую систему эксплуатации «человека человеком», уничтожающую права и свободы подавляющего большинства людей в либеральной культуре.

***

Рассмотрим некоторые важные детали либерального мировоззрения, которые зачастую остаются в умолчаниях, как само-собой разумеющиеся.

Несколько веков тому назад либеральные воззрения действительно были работоспособны, поскольку для вступления в ту или иную отрасль и дальнейшего расширения дела, во многих случаях не требовался «стартовый капитал».

Так в России ещё в эпоху крепостного права возник слой «крестьян-капиталистов», которые будучи крепостными, с нуля создали крупные предприятия, были богаче своих бар-хозяев и платили им очень большие оброки, однако в правовом отношении были чьей-либо собственностью.

Но уже к концу XIX века в большинстве отраслей величина «стартового капитала», необходимая для вхождения в отрасль нового предприятия, вследствие развития машинного производства стала превосходить среднестатистический доход наёмного работника, фермера, представителя свободных профессий за несколько десятилетий. Это сделало практически невозможным появление новых фирм в старых отраслях.

В результате этого тезис либерализма о том, что успех в деле становления и расширения бизнеса определяется только инициативой предпринимателя, перестал соответствовать действительности.

Что касается вознаграждения за труд — равно как предпринимательский, так и наёмный, — то оно определяется конъюнктурой рынка. На рынке в ценах товаров (включая и трудовой потенциал, рассматриваемый как товар) выражается их качество, и в ходе конкуренции продавцов выстраивается некий баланс спроса и предложения, выражающий с одной стороны — потребности общества, ограниченные распределением его платёжеспособности по кошелькам частных собственников денег, а с другой стороны — способность экономической системы их удовлетворить на принципах самоокупаемости производства. И рынок во мнении либералов представляется, как не зависящий от воли кого бы то ни было из людей, — и потому единственно объективно справедливый — регулятор распределения богатства и благ в обществе в соответствии с количеством и качеством труда вне зависимости от сферы деятельности и характера труда (предпринимательского или наёмного, включая и труд госслужащих). Поэтому справедливо, чтобы каждый платил за себя сам из своих доходов и сбережений, не требуя помощи со стороны других физических и юридических лиц, а также — со стороны государства. Конкуренция — средство социальной гигиены, очищающее общество как от лентяев, не желающих вписаться в систему такого рода трудолюбия, так и от никчёмных предприятий, не способных производить востребованную обществом продукцию.

Такие воззрения сложились к концу XVIII века в предпринимательской среде, и именно они выразились в Конституции США. Они легли и в основу миропонимания людей, формируемых СМИ, системой всеобщего и высшего образования. Согласно им все свободны и имеют «равные возможности»1, эксплуатации подвергаются только рабы(!). Но рабы — не граждане, а часть имущества, находящегося в частной собственности свободных членов общества точно также, как и все прочие объекты их собственности, из обладания которыми собственники извлекают ту или иную пользу, т.е. эксплуатируют их.

И рабский статус рабов — не выражение чьёй-либо злой воли, а выражение естественных законов природы, поскольку рабы:

- либо не люди (и соответственно на них не распространяются права человека, защищаемые конституцией и законодательством) — истории известно и такое мнение;

- либо представители «низших рас», не создавших своих цивилизаций потому, что не способны этого сделать;

- или представители «отсталых народов», не способных воспользоваться правами и свободами, предоставляемыми либерализмом, для развития их собственной культуры (В эту категорию с точки зрения либералов попадает практически всё население России);

- либо в прошлом рабы — свои преступники (широко известный литературный персонаж капитан Блад стал рабом именно так) и лентяи-неудачники.

При этом нормальный рабовладелец не будет издеваться над рабами точно так же, как нормальный человек не издевается над животными, прежде всего — над домашними животными.

Ну а наказания, — они неизбежны и необходимы, если раб не понимает слов хозяина или отлынивает от порученной ему работы. Также неизбежна выбраковка (вплоть до уничтожения за ненадобностью) из рабского сообщества тех рабов, которые не поддаются дрессировке или не пригодны для работы по иным причинам, что должно служить для прочих рабов стимулом к покорности. То же касается и изначально свободных членов общества, которые по своей лени или вследствие пристрастия к иным порокам, не желают трудиться ни в качестве предпринимателей, ни в качестве наёмных работников, ни в качестве военнослужащих или иных государственных служащих: они подлежат изоляции от общества и наказанию за антисоциальное поведение — вплоть до смертной казни.

В период первой промышленной революции в Великобритании (XV-XVI вв) за бродяжничество и нищенство полагалась смертная казнь, и она массово применялась.

(Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовнопроцессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М.,1957.)

Хотя бродяжничество и нищенство как значимые социальные явления возникли в результате массового изгнания арендаторов землевладельцами с некогда пахотных земель, которые стали пастбищами для овец, но вина за это возлагалась исключительно на изгнанных, а не на землевладельцев и не на государство, не озаботившееся их трудоустройством в иных сферах деятельности. Зато процветали владельцы прядильных и ткацких мануфактур и землевладельцы — поставщики овечьей шерсти.

В историческом развитии этой культуры в результате отмены рабства потомки бывших рабов стали свободными гражданами; все граждане по мере ликвидации имущественных, образовательных и иных цензов, признания равноправия женщин и мужчин, признания равноправия представителей разных рас и народов, обрели юридические права так или иначе участвовать в формировании органов государственной власти на основе так называемых «процедур осуществления демократии». И в принципе каждый может подняться на высшие ступени социальной пирамиды, если будет целенаправленно работать, а не бездельничать, примерами чему: Г.Форд I (1863 — 1947, автопромышленник), сенатор Р.К.Берд, президент Б.Х.Обама, бывшие госсекретари США Мадлен Олбрайт, Колин Пауэлл (до этого успел состояться как военный деятель) и Кондолиза Райс (Причём, когда К.Пауэлл и К.Райс начинали делать свои карьеры, расовые предрассудки были ещё достаточно действенны, тем не менее вопреки им они, и многие другие «цветные» американцы достигли социально-статусного успеха), Билл Гейтс — только некоторые примеры последних десятилетий того, что люди даже из самых низов могут войти в политическую и в бизнес- «элиту» страны. Но так было и в прошлом.

Т.е. с позиций приверженцев такого рода воззрений в либеральном обществе всё объективно справедливо, только каждому надо научиться жить в этой системе в соответствии с библейскими заповедями и аналогичными по сути нормами светской трудовой и торгово-либеральной этики для того, чтобы найти в этой системе своё — достойное его место и реализовать себя на пользу себе и обществу

ВАЖНЫЙ ВЫВОД ИЗ ИЗЛОЖЕННОГО ВЫШЕ

Изложенное выше показывает, что либерализм не аморален, как думают многие ныне в России, а обладает специфической моральностью, хотя неправедной и жестокой в большинстве своих проявлений, что либералы воспринимают как норму жизни.

Это означает, что политика, проводимая с начала 1920‑х гг. во всех буржуазно-либеральных обществах Европы, в США и по всему миру, сутью которой является введение в качестве нормы жизни половых извращений, наркотиков, разнообразной аморальности, фактической безнаказанности за преступления вплоть до отмены смертной казни даже за тягчайшие преступления, и прочей «толерантности»в действительности не выражает идеалы либерализма.

Она направлена на трансформацию либерализма во вседозволенность путём доведения либерализма до абсурда с целью самоликвидации той разновидности капитализма, которая сложилась на основе буржуазно-либеральной идеологии.

Задачу ликвидации буржуазно-либерального капитализма «мировая закулиса» с середины XIX века пыталась решить с помощью марксизма, но не смогла и теперь решает её другими средствами.

Доведённый до абсурда либерализм превращается во вседозволенность и обрекает на самоуничтожение ему приверженные общества под воздействием биологических и социокультурных закономерностей бытия, которые эти общества и их правящая «элита» игнорируют либо о существовании которых не подозревают.

После краха СССР Россию тоже стали втягивать в этот процесс самоликвидации в разврате. Так «мировая закулиса» ведёт расчистку местности под реализацию нового глобального цивилизационного проекта на основе биомассы, которая должна придти на смену коренным европейским народам и исторически сложившимся нациям Австралии и постколумбовской Америки.

При этом объективные закономерности — биологические и социокультурные, — которые общества игнорируют либо о существовании которых не подозревают, употребляются в качестве оружия в АНОНИМНО проводимой войне на их уничтожение.

Если начинать рассмотрение процесса личностного становления с предыстории зачатия, то все толпо-«элитарные» культуры таковы, что на всём протяжении этого процесса от предыстории зачатия до вступления во взрослость индивид находится под воздействием разнородных поражающих факторов, которые:

- снижают биологический потенциал возможностей взрослого — как вследствие нарушений генетики в предыстории зачатия и самого зачатия, так и вследствие подавления и извращения генетической программы развития организма в ходе беременности и взросления организма;

- подавляют и извращают процесс формирования психики личности как информационно-алгоритмической системы, в результате чего подавляющее большинство не достигают не только к началу юности, но и к концу жизни (подчас в глубокой старости) той специфической структуры алгоритмики психики, которая отличает человека состоявшегося от не состоявшихся в таковом качестве более или менее человекообразных членов общества — подневольных инстинктам стадно-стайных «бандерлогов» и «скотов», «волков» или «акул» одиночек; запрограммированных теми или иными предубеждениями «зомби», не способных выйти из-под их власти самостоятельно; демонов, живучих по принципу «что хочу — то и ворочу, а если кто не согласен — покажите, что вы круче».

Всё это характерно для всех толпо-«элитарных» обществ, а их культуры отличаются друг от друга только специфическими наборами факторов, которые подавляют и извращают биологию членов обществ и развитие их психики, а также — статистическим распределением такого рода факторов по социальным группам и этапам личностного развития от предыстории зачатия до вступления во взрослость в том или ином обществе и в той или иной социальной группе в его составе.

Т.е. воздействие разного рода поражающих факторов в пределах национальной или конфессиональной толпо-«элитарной» по-разному распределено между её социальными группами, а во многонациональных и мультиконфессиональных обществах — по-разному распределено между его культурно своеобразными группами.

Когда всё это отработало и индивид, которому Свыше была открыта возможность стать Человеком, стал взрослым, выясняется, что:

- в одном «хвосте» статистического распределения сосредоточились те, результаты чьих трудов будут определять судьбы сфер деятельности, народов и человечества в целом на десятилетия и столетия вперёд;

- в другом «хвосте» статистического распределения сосредоточились те, кто только и способен, что «сидеть на наркотиках», плодить себе подобных биологических и моральных уродов, обвинять в своих бедах кого угодно, только не себя и требовать от окружающих и государства обслуживания его «великой персоны» и тех дегенератов, которых он успел наплодить.

Описанное некоторым специфическим образом имеет место и во всех культурах, сложившихся на основе идеологии буржуазного либерализма.

Но именно после того, как статистическое распределение некогда зачатых и ставших взрослыми, включая и его «хвосты», сформировалось под воздействием поражающих факторов культуры, то появляются идеологи от либерализма и заявляют:

- у разных людей разные способности, и потому не все могут выдержать конкуренцию, стать успешными предпринимателями и государственными деятелями или работать в престижных профессиях;

- тем не менее, у всех возможности реализовать свой потенциал — равные, поскольку все равны перед законом (то, что предшествующее воздействие поражающих факторов к тому же на протяжении нескольких поколений было не равномерно распределено по социальным группам, в силу чего равенства возможностей изначально не было, — это остаётся в умолчаниях);

- все свободны в приложении своего трудового потенциала;

- всё в жизни общества объективно справедливо регулируется рынком.

В крайнем случае они, скривившись и пряча взгляд либо с наглостью во взоре, вспомнят афоризм: «Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени» (Уинстон Леонард Спенсер Черчилль (1874 — 1965), из речи, которую он произнес в палате общин английского парламента 11 ноября 1947г. (http://otvet.mail.ru/question/25275654/)), дабы дать понять оппонентам, что буржуазно-либеральная демократия при всех её недостатках — безальтернативное благо при всех её пороках и недостатках.

Дальнейшие подробности, ссылки на литературу, а также о том, что такое свобода см. книгу ВП СССР Введение в конституционное право (http://www.vodaspb.ru/index.php?dn=down&to=open&id=240).

В заключении же хотелось бы обратить внимание на то, что есть объективная общность между буржуазно-либеральными демократиями и фашистскими диктатурами, которая состоит в том, что и буржуазно-либеральные демократии, и фашистские диктатуры поддерживают и воспроизводят культуры, поражающие факторы которых не позволяют людям состояться человеками — носителями специфически человеческой организации личностной психики и коллективной психики общества (по-русски — соборности). Буржуазный либерализм и как идеология, и как политическая и экономическая практика — это разновидность фашизма.


Поиск по сайту